Амина Сафиуллина - первый диктор татарского телевидения.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

            по-русски | татарча     Сейчас: , 800х600 best size
 
Телевидение             
Меню
  Биография
  Телевидение
  Публикации
  Фотоальбом
  Гостевая книга
  Татнет
 
Из альбома

Из выпускного спектакля в театральном училище. Н. Островский "Доходное место"  1949 год.


Год окончания театрального училища. 1949 год.








"Малый экран - рентген характера", - написал когда-то в своей книге о телевидении Владимир Саппак. Конечно же, столичный теоретик не был знаком с первым диктором Казанской телестудии Аминой Сафиуллиной. Но, несомненно, сказал он это и про нее.

   Помните передачу "Хатлар укыганда"? В свое время она побила местный рекорд по численности зрительской аудитории. Люди бросали домашние дела и садились у экранов - "послушать Амину". Узнают диктора на улице и сегодня, хотя работа ее на телевидении - уже страница истории.

Судьбу решило...
письмо Калинину

- Вы были одной из тех, кто 1 ноября в 1959 году открывал первую программу передач Казанской студии телевидения. Но ведь тогда (как, впрочем, и сегодня) получить специальность диктора практически нельзя было ни в одном вузе...
- Вы правы, конечно. Профессия диктора очень специфична. И, безусловно, нужна специальная подготовка - хорошо пставленная речь, умение вести себя на экране и общая эрудиция. Но ведь в идеале всем этим должен обладать каждый из нас. Согласны? Мои коллеги - в прошлом артисты, педагоги, научные сотрудники...
- А кем была до эпохи телевидения диктор Сафиуллина?
- Сначалпа фармацевтом. А точнее - студенткой техникума. Потом, во время войны, когда в Казань переехали многие оборонные заводы, бросила учебу и пошла работать на один из них. Даже после победы этот завод продолжал существовать на военном режиме. И уйти оттуда на другую работу было архисложно. Когда я засобиралась в театральное училище, объявившее первый послевоенный набор, мне категорически отказали. С трудом пробилась на прием к директору завода - он принимал всего один раз в месяц - опять отказ. И тогда... я написала письмо Калинину. Мы в него очень верили. Прошел месяц, уже начались занятия в училище. Я с тоской ходила на работу, потеряв всякую надежду вырваться с завода. И вдруг... ответ из Москвы. И я - студентка!
- Амина Каримовна, казанцы прежде чем увидеть, услышали вас по радио...
- Да, сразу после театрального я пришла на радио и проработала там десять лет. Когда в Казани появились первые любительские передачи, они воспринимались как чудо. И вот тебя приглашают быть причастным к нему. Разве откажешься!? Хотя я очень колебалась. Во-первых, не считала себя особенно привлекательной, чтобы выходить в телеэфир. А потом, по опыту ведения любительских передач, я уже знала - какой это труд. Но мне пообещали квартиру. Это был очень веский аргумент.
- Многие ипытывают настоящие потрясение, когда видят себя на экране. Как вы перешагнули через этот психологический барьер?
- Вы забываете, что в те годы не было записи и шли только прямые передачи. Так что себя я не видела. Но чутко прислушивалась к тому, что говорили обо мне другие.
   Вообще работать тогда на телевидении было гораздо сложнее, чем сейчас. Например, теперь на студиях появились телесуфлеры - я же запоминала наизусть почти все тексты, включая программу передач на завтра. Не было ни гримеров ни, пакирмахеров. Смешно, но только понаслышке знали, скажем, что такое - лак для волос. Сделаешь утром прическу и умудряешься сохранить ее до вечера... Но вот установка - выглядеть плохо диктор не имеет права - осталась у меня на всю жизнь.
- Амина Каримовна, а Москву в городе начали смотреть одновременно с казанскими передачами?
Нет, что вы. Это произошло только в 1963-м. Мне позвонили домой: "Срочно беги на работу - вести пробную передачу из Москвы". Так что первое объявление о ЦТ, причем на русском языке, посчастливилось сделать тоже мне.
- Помню, ваш татарский язык восхищал всех особым изяществом. Откуда у вас такое знание, ведь вы родились кажется, не в деревне, а в Казани?
- Ничего удивительного: окончила я татарскую школу, в театральном училище занималась на татарском отделении. А потом, уже работая в студии, была студенткой филфака университета - тоже татарского отделения. Более странно другое - откуда я знаю русский.
- Сейчас уже никого не удивишь: ведущими передач становятся сами авторы. А когда вам стало "тесно" как диктору?
- Просто ко мне все чаще стали обращаться с просьбами сделать ту или иную передачу, включая написание сценария. Так появился ряд творческих портретов известных татарских артистов, музыкантов, композиторов. И мне это легко давалось. Но когда мне предложили "кресло" редактора, сначала я отказывалась. Вызвали в обком на серьезный разговор. Кстати, в вашем интервью с редактором музыкальных передач Эмилем Ключаревым проскользнула ухмылка: что, мол, тогда мы каждый свой шаг сверяли "наверху". А ведь не все было так плохо. Отдел культуры действительно помогал нам - когда советом, когда конкретным делом. Разве мы раньше видели на экране столько откровенной безвкусицы?!
- Уходя на пенсию после такого напряженного ритма жизни, многие ощущают некий вакуум. Как вам сегодня живется, Амина Каримовна?
- Вы правильно это заметили. Поначалу было очень неуютно - словно с белого листа начала жить. И вдруг во мне что-то открылось. И когда в прошлом году ко мне подошла прямо на улице директор татарской музыкальной гимназии Надира Сабирова и стала уговаривать вести в младших классах урок этики, я согласилась. Сейчас почти все свободное время пропадаю в библиотеках. Получилась авторская программа, помоему, нужная. В старших классах взывать к совести и читать бесконечные морали поздно. О добре и зле, бескорыстной любви и надежде надо говорить детям, пока они еще верят взрослым.

Газета "Вечерняя Казань" 6 января 1995 года.

Беседовала
Резеда ДАУТОВА.

Вверх страницы



по-русски | татарча        

Сириус-ИТ - создание сайтов в Казани